Mortal Wombat
Кгтик. Коварный и неубедительный.
однажды в скайп пришел один bladdyblue и сказал вомбату:
- вомбат, расскажи мне сказку.
и маленький синий скайп наполнился большими синими китами.


В огромном синем океане много-много воды, и еще больше воды, и так много места, как на земле и в небе вместе, а может быть даже еще больше. В огромном синем океане, где много воды и много места, живут огромные синие киты, потому что они такие большие, даже больше слонов и самых упитанных гиппопотамов, - да-да, настолько большие! - вот поэтому они живут в океане, где им просторно.

Синие киты плавают целый день и целую ночь, выныривают, чтобы подышать свежим океанским воздухом, и едят самый вкусный в океане планктон. Поскольку они плавают целый день и целую ночь, они успевают уплыть очень далеко. И на следующий день тоже, а уж как далеко они уплывают за неделю или за месяц - мы бы так далеко ни за что не ушли. Они плавают вокруг всей Земли, по всему океану, от самого Севера до самого Юга и от Тихого океана до Атлантики. Очень-очень далеко.

Синие киты такие же мудрые, какие они большие, поэтому они не плавают одни, а плавают семьями и целыми стаями. И иногда в океане бывает темно, а иногда киты отплывают далеко друг от друга, совсем как люди, и все равно не хотят потеряться, совсем как люди. Поэтому киты плавают и поют песни. И слушают песни друг друга днем, и слушают ночью, и поют друг другу, чтобы не потеряться в огромном океане и быть вместе всей семьей, и еще с друзьями, целой стаей.

А еще глубже, совсем-совсем глубоко, куда редко добирается свет и где течения холодны и сильны, живут русалки. Они гораздо меньше китов, и могли бы, наверное, даже жить на земле с людьми, но у них сильные рыбьи хвосты, покрытые чешуей, и гладкие темные жабры, и бледная кожа для подводной тьмы, и зеленые, как водоросли, глаза.

Русалки плавают в глубине целый день и целую ночь, и поднимаются иногда на поверхность, чтобы распустить по волнам свои длинные волосы. Они живут в океане большими русалочьими семьями, и встречаются на подводные праздники, чтобы водить хороводы на смену течений, как мы танцуем на смену лет.

И русалки поют, когда им вольно и радостно, звонкие русалочьи песни о глубоких-глубоких впадинах и темных-темных подводных лесах и ярких звездах над океаном, так похожих на светящийся морской криль. А когда им грустно, они поют тонкие и печальные песни об одинокой желтой луне, и о ласкающих берег потоках Гольфстрима, о влюбленных на всю жизнь дельфинах и длинных полярных ночах, обнимающих белые айсберги.

Люди своими воздушными человеческими ушами не слышат песен огромных голубых китов. Но точно так же огромные голубые киты не слышат звонких и тонких песен маленьких русалок, и маленькие русалки не слышат песен огромных китов.

Но иногда в безлунные штормовые ночи рождаются маленькие юные киты, чьи сердца немного сильнее бьются, чьи уши совсем чуть-чуть меньше, и чьи песни немного выше. Они рождаются в тишине, потому что не слышат других китов, и растут в тишине, плавая со своей семьей, никогда не упуская ее из виду. И отплывают, подростая, чуть дальше, и теряют родителей и сестер, и братьев в тишине. Они остаются одни в огромном-огромном океане, потому что песнями держатся крепкие китовые семьи, и только с океаном можно быть вместе без песен.

Молодые киты-одиночки плавают весь день и потом всю ночь и еще весь день, плавают далеко, вокруг всей Земли, дышат свежим морским воздухом и едят светящийся сладкий планктон. И прислушиваются всегда к бескрайней синей воде, и поют свои чуть-чуть высокие неслышные песни. Потому что даже они знают, что киты рождены петь друг другу, и чувствуют, что не услышанная песня не развевает тишину.

И однажды кит-одиночка вдыхает глубоко-глубоко и ныряет в темноту, в холод, почти к самому дну. И там, в глубине, он слышит в ответ песни. О рыбьих хвостах, о белых руках, о ночах на волнах под звездами и подводных течениях. И русалки в глубине слышат тонкую китовую песню, и поднимаются всей семьей ему навстречу. И поют с ним, такие маленькие и зеленоволосые, поют с огромным синим китом песню о встрече. Где-то над океаном заходит солнце, и робко начинает светиться в ночи криль, и кит поет еще напоследок для русалок о бесконечных дня и ночах в тишине, и поет для них о семье. И кит поднимается на поверхность, чтобы дышать и есть планктон, и где-то за сотни миль поднимаются тоже другие киты, и он не слышит их китовых песен. Но к нему снова и снова, иногда днем и иногда ночью, на пять минут или на целый день поднимаются русалки. И водят вокруг него хороводы, снимают с его усталых плавников водоросли, гладят его скользкую сизую спину и слышат его песни. И плавают хотя бы немного с ним вместе, и поют для него свои русалочьи песни.

И однажды каждый потерянный в океане кит-одиночка слышит русалок, и они поднимаются в нему навстречу целыми семьями. Когда русалки водят у самых волн хороводы для китов, они поют о своих огромных и синих братьях и сестрах. И киты слышат и поют в ответ, и плывут с ними вместе.


 

@темы: маленькие розовые ежики, маленькие сиреневые гиппопотамчики, you'd think killing people might make them like you. but it doesn't. it only makes people dead., настолько смертельно, что человек умирает, сказки